ПЕРВАЯ ЧАСТЬ

 

ТВОРЧЕСКИЙ И ДУХОВНЫЙ ПУТЬ ТАТЬЯНЫ Ф. ЛАЙТ

  

 6 глава.  Грандиозный замысел 

(2000-2001 годы)

 

Ещё   в 1996 году мне пришла идея создания цикла картин «Четыре угла мироздания». Идея состояла в том, чтобы написать картины о проявлении Бога в материальном мире через ангелов, людей, элементальное царство природы и Божественную Мать.

Для осуществления этого грандиозного замысла требовалось большое духовное и физическое очищение. Поняв, что для выполнения этой задачи необходимо уединение в горах, я в январе 2000-го года оставила Эстонию и уехала на Алтай в Уймонскую долину.

 

 

Уймонская долина

 

На Небесах создаётся прообраз всего проявленного на Земле. Разум Бога предшествует творению. Бог – это чистая Энергия Жизни, основание для всего мироздания. Бог – это Свет, пронизывающий космос.

Проходя сквозь призму материи, белый свет делится на три составляющие – розовый, жёлтый и голубой. Свет Бога-Отца проявляется в материальном мире как розовый Свет Божественной Любви, золотое Сияние   Мудрости и голубой Свет   Силы.

Любовь свою Бог проявляет через ангельские сонмы – серия картин «Воинства Господни. Ангелы».  Золотое Сияние Мудрости Бога проявляется через человека в его становлении Бого-свободным Существом – серия   «Сын Божий». Мощь Божья проявлена   через элементальное царство природы – элементалов огня, воздуха, воды и земли – серия картин «Единство с Богом – единство с Природой».    Четвертую серию картин я посвятила  Божественной полярности Бога-Отца – Матери Мира. Всё зарождается в Её лоне, всё Мироздание обнимает Она своими нежными руками.  

 

Рериховская община в Уймонской долине

 

Для работы над картинами Бог подготовил для меня замечательное место  –  хутор  в Уймонской долине.

Ещё в 1992 году я купила домик в селе Нижний Уймон  Усть-Коксинского района. Уезжая в Таллин, попросила ребят из рериховской общины, находившейся в то  время вблизи   деревни, присмотреть за ним. Я предложила им пользоваться домиком, а в случае,  если мне не суждено будет вернуться туда, взять   его себе.

После моего отъезда  в нём жили  гости общины. Но так как я долго не приезжала, ребята решили поменять домик в деревне на хуторок вблизи общинного дома на берегу реки Катунь.   Они  сделали в домике ремонт, и поселились в нём.  

 

 

Уймонский мост через реку Катунь вблизи наших хуторов

 

К концу девяностых годов в связи с кризисом в стране  рериховцы разъехались по своим городам. Домик   опустел и стал разрушаться без хозяина.

Вернувшись в долину,   я увидела грустную картину – в доме не было ни окон, ни пола, ни печки.

В стране был кризис, заводы стояли,  негде было купить строительные материалы. В магазинах не было даже стекла. Людям приходилось разбирать брошенные дома, чтобы иметь материалы для ремонта своих построек. 

 

Село Катанда

 

Поселиться в таком доме в январе было нереально, и потому, я сняла на некоторое время дом в селе Катанда. Здесь я приступила к осуществлению моего замысла.    

Однажды на одном дыхании нарисовала эскизы к первой серии картин. Был солнечный морозный день. Я вышла гулять, прихватив с собой маленькие листочки и карандаш. Идя по снегу, я   рисовала на ходу. Так были созданы   эскизы для будущей серии картин «Воинства Господни».

 

«Начало весны на Алтае» (Картон, масло, 40х50, 2000 год)

 

Весной мой домик был отремонтирован с помощью моих замечательных соседей. Поселившись в нём,  я стала налаживать свой быт.

Бог привёл меня в райский уголок – красивая природа,  звенящая тишина, чистый воздух и много солнца.  

Особенностью того местечка была чистая энергия. В таких удалённых от цивилизации местах очень мало развоплощённых сущностей(1), которыми напичканы города. 

Всё это было  необходимо для духовного творчества. 

 

 

Дружные соседи (я - в салазках крайняя справа)    

 

Это благодатное место  притянуло к себе духовно ищущих и творческих людей. В соседних хуторах в то время жили художники и последователи Учения Живой Этики. Приятно было жить и писать картины в таком окружении.

В продовольственных магазинах в ту пору ничего, кроме круп и хлеба не было, но меня  это вполне устраивало, ибо для   очищения организма я стремилась питаться только растительной пищей.

 

«Алтай весной» (Картон, масло, 40х60, 2000 год

 

     Летом в тех местах   благодатная погода.  Можно было работать над картинами во дворе. Зимой, к сожалению,  бытовые проблемы   мешали моему творчеству.  Света было недостаточно из-за маленьких окон. Печка дымила нещадно, сажа летала по комнате и садилась на сырые полотна. Особенно было неприятно, когда она прилипала к лику. Приходилось заново переписывать его. Домик заносило снегом так, что наружу можно было выбраться, только прорубив ступеньки в сугробе.

 

«Ангел веры и силы» (Холст на оргалите, масло, 45х80 см, 2000 год)

 

Но, не смотря на все неудобства,  я создала там серию  картин «Воинства Господни», прославляющую наших Небесных помощников –   ангелов. Там также мною были написаны картины, посвящённые  Божественной Матери и Христу. В этой главе я расскажу только о некоторых из них.

 

«Гармония» (Холст на оргалите, масло,  60x50 см,   2001 год)

 

В тот период я создала четыре картины, прославляющие Божественное Материнство. Изображения Матери и младенца символизируют Божественную Мать и душу человека – малое дитя, которому суждено стать Христом.

Каждая мать потенциально может стать  Божественной Матерью, потому что благодаря Трёхлепестковому Пламени, горящему в сердце младенца, он  имеет возможность стать Сыном Бога.   У каждого человека есть шанс пойти по стопам Иисуса к своему вознесению. И потому, Богоматерью может стать каждая мать,  которая понимает сказанное в Писании – «…и Слово стало плотию и обитало с нами» (Ин. 1:14).

 

 

«Христос моего сердца» (Холст на оргалите, масло, 80x45  см, 2001  год)

 

На следующей картине этого периода  «Христос моего сердца» я изобразила как Иисуса, так моего собственного Святого Я Христа. Бог проявляется на алтаре сердца как Искра Света – Трёхлепестковое Пламя Любви, Мудрости и Силы.

Постепенно, благодаря уравновешиванию своего  Пламени, человек начинает осознавать Присутствие Святого Я Христа в сердце, как собственного индивидуализированного Посредника между душой и Богом.

Без помощи этого Посредника душа не способна выполнить свою миссию. В Писаниях он назван Сыном Человеческим, созерцающим Лик Отца и нисшедшим от Бога, чтобы спасти заблудшую душу. О нём говорится как о  «внутреннем человеке» (Рим.7:22; Еф.3:16) и о «сокровенном сердца человеке» (1 Пет.3:4). 

Когда Святое  Я Христа сходит в сердце и пребывает там, человек обретает  целостность.  Он становится чашей Света, и может передать её как чашу милосердия страждущему человечеству, пока оно не возвысит своё  сознание.

«Христос моего сердца» – последняя картина, написанная мною на хуторе в Уймонской долине.

 

«Воскресающая душа» (Холст на оргалите, масло,  40x50 см, 2008   год)

 

Живя на Алтае, я радовалась каждому дню. Это чистое место   располагало к медитации. Ощущая вербально токи, идущие от Бога по позвоночному столбу, я испытывала Благодать.  

Также я много времени уделяла молитвам и динамическим велениям для трансмутации кармической энергии.

Работая над картинами, я  постоянно призывала к моему Я ЕСМЬ Присутствию  и Святому Я Христа, чтобы  сходила Любовь, Мудрость и Сила и приводила в совершенство всё, на чём сосредотачивалось  моё внимание; чтобы Свет лился через мои руки и сердце на полотна. Мне хотелось с   помощью картин   обратить души людей к Богу Отцу-Матери и вдохновить их на сотрудничество с Сонмами Небесными, чтобы люди открыли для себя чудесную Реальность.

 

 

Мультинские озёра

 

 

 Живя в том сказочно-красивом месте, я любила гулять одна или с друзьями  по долине и близлежащим горам.  Однажды, во время похода  нашей  дружной компании  художников в район Мультинских озёр произошло чудо, показавшее силу молитвы.

Когда мы возвращались домой, каждый шёл в своём темпе. Кто-то шёл быстрым шагом, кто-то,  собирая кедровую живицу, отстал от основной группы. Я тоже шла в своём ритме, наслаждаясь природой.

Неожиданно лес загудел – подул сильный ветер и начался ливень.  Я стала призывать ангелов, чтобы они привели в равновесие природные силы. А также успокаивала  элементалов, читая веления для них. Вокруг меня всё затихло. Я продолжала спокойно идти, читая веления. Слышала отдалённо завывание ветра, но вокруг меня было вполне комфортно, хотя дождик продолжался.

 

 

Горы между сёлами Мульта и Тюнгур

 

 

  Меня догнал мой сосед по хутору Рашид. Поравнявшись со мной, он удивлённо посмотрел на меня и побежал дальше.

На тропе я увидела большое количество сбитых шишек, и даже поваленное старое дерево, которого прежде здесь не было. Всё   говорило о том, что ветер был не слабый. Собрав шишки в рюкзак, я пошла в горную деревню, где меня  ждали  друзья.

Рашид рассказал ребятам, как он отстал от основной группы, собирая кедровую живицу. Когда начался сильный ветер с ливнем, он понёсся по тропе. Поравнявшись со мной, мой приятель обомлел: «Ветер гудит. Добегаю до Татьяны и столбенею – она  идёт спокойно и молится. Вокруг неё тихо, и только ровно идёт дождь. Я несусь дальше – картина та же – лес гудит, падают ветки и шишки».

Действительно, вокруг меня было тихо, но ветер ревел в некотором отдалении – такова сила динамических велений.

Моей душе было хорошо в том прекрасном месте среди близких по духу,   устремлённых к Богу людей. Но для выполнения творческих планов мне нужны были другие условия, поэтому весной 2001 года я уехала в Омск.